ПУБЛИКАЦИИ


ПУБЛИКАЦИИ

В поисках Истины: разоблачение Заговора



А.Мирза-Бек





В ПОИСКАХ ИСТИНЫ; разоблачение Заговора является портретом нашего времени и религии. Автор, шейх дервишского ордена впервые разоблачает тайные интриги и заговоры Сатаны, которые неминуемо приведут мир к его разрушению, если только духовно-зрячие люди, мусульмане не объединятся и восстанут против армии сил зла.

А.Мирза-Бек родился в 1951 году в Советском Союзе и провел юность в поисках духовных знаний и наставников, которые могли бы помочь ему пройти инициацию и вступить на мистический путь.

Его ранние интересы были йога. После его привлекло Гурджиевская литература и суфийское учение, что сделало его, в конце концов,самого суфийским наставником, настоящим главой Ордена Кубрави. Он провел большую часть жизни в разных областях колоссальной Советской империи. Но после падения Железного Занавеса он переехал на Запад и жил в Берлине, Париже и Лондоне. В настоящее время он живет в Баку, Закавказье.


Содержание;

1. Наставники
2. Перевоплощение души
3. Иерархия наук
4. Происхождение религии
5. Народ против спецслужб
6. Величайшая фабрикация 20-го века
7. Теория заговора
8. Почему Би-би-си ненавидит рождество
9. Византийские интриги
10. Неонацисты, скинхеды и другие 11.Элита говорит по-русски

Приложение: Письмо дервиша к Туркмeнбаши


Приложение:

Письмo дервиша к Туркменбаши

Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!

Я – гражданин Азербайджанской Республики, искренне верующий человек, соблюдаю все предписания, обязательные для мусульманина. Относясь с глубоким уважением к нашим богословам (улемам), а также традиционному религиозному образованию, я однако специализируюсь в мусульманском мистицизме (тасаввуф).

В Советское время, в эпоху засилья коммунистической идеологии, заниматься религиозной деятельностью в любых реальных формах было невозможно. Но и сегодня ситуация не изменилась в лучшую сторону. Выросшие в атеистической атмосфере представители власти относятся к верующим, к подвижникам религии с подозрением, высокомерно и с нескрываемой неприязнью. Власть видит в религии свою соперницу.

Я долго искал подходящее место, потратил немало времени в поисках страны, в которой смог бы без помех со стороны местных властей заниматься религиозной деятельностью. Но, как выяснилось, в сегодняшнем мире трудно найти страну, в которой можно было бы создать независимую религиозную организацию.

Приходится констатировать, что в современном мире религия стеснена различными ограничениями, находится под строгим контролем различных государственных органов, вездесущих спецслужб. Такое положение дел особенно неприемлемо для суфиев (ахли тасаввуф), так как они люди независимые и им трудно в такой атмосфере проводить свою деятельность, распространять среди людей своё духовное учение.

Проанализировать все факты, почерпнутые мною из средств массовой информации, я пришел к выводу, что Туркменистан является исключительной, единственной страной, общественно-политический климат в которой благоприятен для возрождения суфизма, этого мусульманского духовного движения. Всё, что мне известно о Вашей деятельности, стиле руководства, яркая личность Вашего Превосходительства убеждает меня в том, что Туркменистан является единственной страной, подходящей для моей деятельности.

Поэтому я обращаюсь к Вашему Превосходительству с просьбой разрешить мне переехать в Туркменистан и создать здесь суфийский учебный центр (ханака). Он может быть построен на месте прежней, ныне не действующей дервишеской обители, суфийского мавзолея или же с этой целью понадобится воздвигнуть новое здание.
В этом центре не будет места академическим, атеистическим по сути своей методам обучения, напротив, будут возрождены традиционные, священные принципы суфийского учебного заведения.

Я знаю, что некоторые люди ведут против Вас враждебную пропаганду, критикуют Ваш стиль руководства, пытаются убедить всех, что он недостаточно демократичен, не либерален и по существу является авторитарным.

Я считаю эти обвинения несправедливыми и хочу заявить следующее. Побывав во многих странах, я не смог найти ни на Востоке, ни на Западе подлинно демократической страны. Невозможно отрицать того факта, что Запад находится в зените экономического процветания. Но всё это зиждется на эксплуатации ресурсов и сырья стран Третьего Мира. В странах Запада всего лишь провозглашаются, но отнюдь не осуществляются демократические лозунги и по существу эти страны характеризуются таким же несправедливым и неравноправным строем, как и древние тирании и жестокие империи.

Процветание Запада основано на несчастии Востока и Юга, а всё остальное не более, как умелая пропаганда и дезинформация, распространяемая радиостанцией «Радио Свобода».

Человечеству не нужны аморальные либеральные общества, хаос и демагогия многопартийных систем, праздные рассуждения о «правах человека», фальшивая интернационалистическая идеология. Каждому обществу необходима сплоченная партия единомышленников, ратующих за народ, за его права и стремящаяся удовлетворить нужды населения, утвердить справедливые порядки и мир для большинства граждан.

Каждому обществу нужно руководство, представляющее нацию, большинство населения, а не временных поселенцев, перемещенных лиц и безродных космополитов.

Будучи рядовым гражданином и честным человеком, я не симпатизирую бюрократии, этой безликой, эгоистичной и черствой массе чиновников. Ни с одним из них я не могу поделиться своими выношенными в течение многих лет замылами, поскольку они абсолютно равнодушны к вопросам морали и религии.

Чтобы вести проповедническую деятельность на достаточное высоком уровне, мне должны быть представлены особые условия, которые не могут быть обеспечены каким бы то ни было бюрократическим аппаратом, так как это будет противоречить его практике и порядкам.

Поэтому я обращаюсь именно к Вашему Превосходительству как к наделенному всей полной власти сильному лидеру, Туркменбаши, отцу всех туркмен с просьбой выдать мне исключительное, особое разрешение, фиксирующее особый статус ханаки как священного религиозного заведения, чтобы её повседневная деятельность осуществлялась без неприятностей со стороны местных властей, полиции, а также спец. служб.

Реалии современного мира таковы, что суфиям невозможно было бы создать подлинно суфийскую организацию, будь это общество (джамиат), центр (марказ) или группа (халка) без выдачи главой государства соответствующего указа, документа или охранной грамоты, которая наделяла бы их особыми правами и позволила бы осуществлять свою повседневную духовную деятельность.

Выданный мне документ может не опираться на статьи конституции и носить чисто символический характер. Единственное, что необходимо, это то, чтобы местные власти с уважением относились к нашему обществу, не беспокоили бы нас без уважительной причины, не врывались бы с применением силы на нашу территорию под любым благовидным предлогом, не оскверняли святую обитель. Она всегда должна оставаться священной, при всех обстоятельствах. Местные власти должны постоянно проявлять уважение к религиозным чувствам населения.

У меня и в помыслах нет обратиться сейчас или в дальнейшем с требованием предоставить мне статус святой личности. Уважение к своему наставнику является следствием личной веры, рассудка и приверженности каждого человека.

Если Ваше Превосходительство соизволит выдать документ, свидетельствующий об особом статусе создаваемого учебного центра, то Вы будете вольны в любое время объявить его недействительным. Естественно, что в будущем люди возглавляющие центр будут обращаться к Вашему преемнику о продлении срока действия выданного Вами документа. И он либо продлит срок действия выданного Вами документа, либо объявит его более не действительным, утратившим свою силу.

Если кто-то заинтересуется моей национальной принадлежностью, то могу ответить, что я прежде всего мусульманин, и только во вторую очередь азербайджанец, представитель тюркского этноса. Мой девиз – я мусульманин, чем и горжусь.

Я не являюсь членом какой-либо партии или союза, не вхожу в состав какой-либо группы или организации. Поэтому созданная с Вашей помощью ханака в качестве дервишеского учебного центра будет постоянно функционировать в Туркменистане и принадлежать местным мусульманам.

Несомненно, что осуществлять суфийскую деятельность может лишь тот, кто сам является настоящим суфием. При этом приобретенные знания играют второстепенную роль – необходимо обладать дарованным Богом талантом. Немногие люди на земле наделены таким талантом.

В современном мире трудно (я бы выразился более категорически – невозможно) найти истинного учителя (муршида), или истинное суфийское общество. Но процветают множество в полном смысле слова шарлатанов, лжеучителей и фальшивых, не имеющих ничего общего с суфизмом центров. Днем с огнем не найти настоящих, подлинных наставников.

Нет, и не может быть такого человека, который руководил бы подобным учебным заведением, выполняя поручение властей, будучи избранным народом или последователями. Осуществлять подобное руководство может только избранный Богом человек, который в свою очередь сам выберет последователей, назначит заместителей и объявит своего преемника.
Управление ханакой – святой обителью – это вовсе не исполнение мирской должности, а нечто естественное, независимое от мирских законов и циркулярных требований.

В том случае, если моя просьба будет удовлетворена Вами и ханака будет-таки основана, я желаю, чтобы мне было предоставлено право руководить им пожизненно, чтобы после меня члены моей семьи могли бы унаследовать её. Будет выглядеть неразумно и странно, если явившийся со стороны и ничем не проявивший себя человек завладеет центром, всем тем, что будет создано моим умом и стараниями.

Каким же образом будет осуществляться финансирование планируемого мероприятия? Во-первых, проект может быть финансирован туркменским государством, во-вторых за счёт средств, собранных у населения в виде добровольных пожертвований. И, наконец, необходимые средства можно изыскать за границей. Я знаю несколько султанов, которые могли бы заинтересоваться проектом и осуществить его финансовую поддержку. Я уверен, что вопрос финансирования проекта будет самым простым и легко разрешимым.

В том случае, если мне с Вашей помощью удастся осуществить свой проект, то я гарантирую, что в кратчайшие сроки, в недалеком будущем ханака выдаст святых мужей (авлиа), сравнимых с Наджм ад-Дином Кубра и Абу Саидом Мейхенским. Они являются ведущими духовными мыслителями мусульманского мира. Есть ли сегодня в Туркменистане ученые, духовные личности такой величины?! Но в том случае, если мне разрешат создать ханаку на территории Туркменистана, то вскоре здесь появятся ведущие исполины духовных знаний нашего времени.

К изложенному выше я хотел бы добавить следующее: в том случае, если выделенные государством или собранные у населения средства не смогут покрыть все расходы, а иностранцы откажутся от участия в нашем проекте, то в этом случае в самой республике найдутся дополнительные ресурсы: отыщутся люди, и их будет немало, которые предоставят свои услуги в качестве строителей, инженеров, маляров и т. д. и будут работать за символическую оплату или даже без оплаты. У граждан Туркмении до сих пор сохранились древние рукописи и манускрипты, которые послужат основным фондом библиотеки центра.

Более десяти лет тому назад я познакомился с туркменом, откровения которого поразили меня. Он не без гордости заявил, что в отдаленном от столицы кишлаке в своей юрте организовал кинотеатр, где с помощью обычного видео магнитофона демонстрировал односельчанам американские порнофильмы. Я воспринял его рассказ как знамение о том, что надуманной коммунистической идеологии и созданной на её основе системе грядёт долгожданный конец и дни её сочтены.

Будучи богобоязненным мусульманином, я не против западных технологий, но я категорически против, не способен воспринять низменную, алчную, материалистическую идеологию, потребительский образ жизни.

В то время я написал пьесу о Мулле Насреддине. Я уверен, что она была самым полным и достоверным произведением о нашем мудреце, являвшимся святым человеком, суфийским мыслителем. Я приехал в Ашхабад и вручил мою пьесу для ознакомления местному театральному режиссёру (насколько помню, его звали Ало Алолович). Но к сожалению, из этого ничего не получилось, а позже и другой, оставшийся у меня экземпляр рукописи был утерян.

В одной древней индийской книге утверждается, что мудрый человек не поселится в стране, в которой не уважают учёных. Весьма вероятно, что именно подобные соображения надоумили Тамерлана пригласить в столицу своего государства прославленного Насреддина и дать ему работу в своем дворце.

Когда несколько лет тому назад я жил в Англии, то к большому для себя удивлению обнаружил, что Туркменистан не имеет своё посольство в Лондоне, в этом важном в политическом отношении городе. И я решил предложить свои посреднические услуги представителям Туркменской республики в поисках подходящего здания, способного служить официальной резиденцией посла Туркмении.

Я отправился на поиски соответствующего здания, способного удовлетворить все разумные требования и в конце концов они завершились успехом. Я нашел восхитительное строение, возвышающееся в самом престижном районе Лондона, и непосредственной близости от центральной мечети в Реджент-парке, напротив резиденции посла США.

Я направился в резиденцию генерального директора владений Британской короны, на встречу с управляющим всеми имениями английской королевы. Я думал тогда о том, что арендовав это здание, водрузив над ним развивающееся знамя Туркменской республики перед окнами американского посла, тем самым, выражаясь фигурально, удастся утереть им нос и возвысить престиж Туркмении в глазах всего мира.

Я пытался связаться с Ашхабадом, посылал письма с предложением своих услуг в качестве агента по недвижимому имуществу. К сожалению, мои факсы не достигли цели и из задуманного ничего не получилось.

Я очень надеюсь, что судьба предлагаемого мною проекта будет более счастливой, его поддержит туркменское правительство и Ваше превосходительство, и в результате в республике будет функционировать уникальный, подлинно духовный центр.

Добавлю, что в наши дни Исламский мир не имеет настоящих, с большой буквы суфийских учителей, зато в изобилии развелись лицемеры и притворщики.

Я уверен также в том, что в том случае если я заявлю о себе в каком-либо регионе в котором большинство жители являются арабами и представляюсь перед ними в качестве суфийского наставника, то и там не найду должной поддержки. В ответ мне заявят, что арабы являются самыми высокими специалистами в религиозных вопросах, поскольку лучше всех владеют арабским языком и у них наиболее правильно произношение. Из этого они пришли к ложному умозаключению, будто только арабы способны полноценно понимать Коран и проповедовать Ислам.

Уподобляясь им персы, с которыми мне довилось дискутировать в Иране, утверждали, что я не могу знать суфизм лучше, чем они, так как персидский язык является их родным языком. Поэтому неудивительно, что каждый иранец выдаёт себя за знатока суфизма, готового быть суфийским наставником, поскольку прочитал когда-то несколько персидских стихотворений.

Сегодня в Иране как и в прошлом мистические стихи входят в программу школьного обучения. Но этого вовсе недостаточно, да они и не рассчитаны на то, чтобы сделать каждого иранца с суфием. Невозможно научить чему-нибудь невежду, особенно если он возомнил себя знатоком или ученым (алимом). Мир переполнен теми, которые жаждут учить, но мало тех, кто хочет учиться и способен учиться.

Иранцы не способны поверить в то, что прибывший из республики бывшего Советского Союза, из страны безбожных кафиров, знает религию лучше, чем они.

За рубежом религия является чем-то обыденным и привычным, тогда как на территории бывшего Советского Союза волнующим и экзотичным, лишь не давно переставшим быть запретным. Мы всегда испытывали духовную жажду, и это является нашим главным преимуществом.

Когда мне довилось в первый раз побывать в Ашхабаде, то, признаюсь честно, я был удивлен, не встречая коренных жителей. С ними невозможно было встретиться в центре города. Позже я нашел их на городском рынке, где они торговали сельскохозяйственными продуктами. А автовокзал распологался у рынка, так что автобусы могли привозить раннем утром крестьян в город, чтобы они могли продавать свои продукты горожанам и увозить обратно вечером.

Но горожане Ашхабада показались мне вычурными снобами, чопорными и не симпатичными людьми. Не думаю, что их взволнует идея строительства ханаки. Но я хочу создать суфийский центр не для космополитов и обделенных духовностью людей, а мусульманскому народу, истинным туркменам!

А.Мирза-Бек
Баку, апрель 16, 2001